Руки

Почему именно Ефремов?

 В юности я, как и многие дети моего времени, с большим интересом читала фантастику. Был период (с 10 до 13-14 лет), когда я просто ничего другого не читала. Надо мной подшучивали друзья, улыбались библиотекари, но мне это не мешало и продолжалось до тех пор, пока самый авторитетный для меня на тот момент человек ­ моя бабушка (которая, собственно, и приобщила меня к книгам вообще и к фантастике в частности) не сказала мне: «Развитие будет однобоким. Нужно читать разную литературу». Я, как положено подростку, возразила и сказала, что мне достаточно и что я получаю весь необходимый спектр знаний и впечатлений от фантастики. Но, на всякий случай присмотревшись к своим не по годам эрудированным друзьям, поняла: опаздываю. Так я начала свое самообразование, которое продолжается всю мою жизнь и охватывает разнообразнейшие области человеческих знаний. Но то, что было сформировано в тот «неправильный» период неумеренного поглощения фантастики (причем в основном научной), сформировало меня как человека мечтательного, ищущего и глубоко верующего в могущество Космоса.

Поэтому я не удивилась, когда через много лет чтения только специальной литературы по Мировой Культуре, философии, истории и метафизике, я вдруг снова испытала настоятельную потребность чтения фантастических произведений. Но на этот раз, обогащенная опытом распознавания источников, я остановилась на произведениях Ивана Ефремова и братьев Стругацких. У меня появилась вполне конкретная цель, о которой я и хочу рассказать.

 

В последнее время мой исследовательский интерес находился в области изучения нового вида мышления человечества — космического мировоззрения (или космизма). В связи с этим я соприкоснулась с биографиями выдающихся представителей этого явления, большинство из которых, как известно, являются деятелями русской культуры. Как убежденный последователь Рерихов, я по крупицам собирала понятную для меня картину из элементов разных дисциплин: философии, религий, древних знаний, музыки, живописи, науки и др. Все это необыкновенно красиво иллюстрировалось параллельным изучением мировых и локальных общин и их строителей. Вырисовывалась грандиозная картина взаимодействия и коррелирования космических и земных процессов с четко просматривающимися общими закономерностями.

Вот здесь и появился Ефремов. Вернее, сначала ворвались Стругацкие. Но их явная вторичность немедленно переключила меня на Ефремова. И зазвучала симфония...

Передо мной проходили в величественном шествии герои будущего: ученые, звездолетчики, художники, путешественники, учителя и строители. Все они были необыкновенно гармоничны, красивы, разумны, уравновешены и радостны. Пространство их обитания было так же гармонично организовано. Они обладали силой и правом влиять на природные и социальные процессы. Они понимали и принимали законы Космоса и являлись полноправными участниками космической эволюции.

Что это? Ведь я не впервые читала эти произведения. Я не сомневалась, что в них есть крупицы истины, но все-таки это фантастика. В крайнем случае, далекая и просто возможная реальность, даже скорее один из ее вариантов. Почему же сейчас мне почудилось, что я вижу иллюсттрационную модель общества с космическим мировоозрением? Теперь, изучив принципы и методы распространения данного вида мышления, я не сомневалась, что читаю некую интеллектуальную голограмму всего, что я только что изучила. Это было для меня неожиданным открытием. Мне нужно было в этом разобраться.

Ефремов был, несомненно, выдающимся ученым, талантливым писателем и яркой, сильной личностью. Но ни время, в которое он жил, ни источники информации, которые были ему доступны, ни коим образом не предполагали возможности с такой точностью изобразить человека и общество будущего. То, что мир изобиловал пророками, провидцами, святыми и мудрецами разных уровней и тактик, мне в данном случае не помогало. На мой взгляд, уже обладающий некоторой степенью распознавания, Ефремов не являлся ни одним из вышеперечисленных проводников определенного вида знаний и откровений. Откуда тогда такая высокая точность попадания?

Больше всего меня удивлял не новый вид утопии (об этом сам Ефремов не раз говорил, как о цели своего творчества), а странные параллели с совершенно необычной для этого жанра областью: древним тайным знанием о человеке и человечестве, ведомом Представителями более высокой ступени лестницы эволюции. Скажу точнее: несмотря на явную пропитанность произведений взглядами, корнями уходящими в диалектический материализм, у меня рождались ассоциации с Учением Шамбалы и той картиной мира, которая предсказывалась последователями именно этого направления и мировоззрения. Но в романах Ефремова нет Представителей духовного Космоса! Весь ефремовский космос насквозь астрономичен! И я ничего более в нем не видела, читая эти произведения в юности. А сейчас вдруг померещилось?

В данной статье я рассмотрю в качестве пояснения вышеизложенной мысли два момента: этические нормы, положенные Ефремовым в основу портрета человека и общества будущего и понятие прогрессорства (в данном случае суть метода законного вмешательства в исторический процесс представителей высшей эволюционной ступени).

Всматриваясь в героев ефремовской модели будущего, читатель не защищен от ощущения некоторого рода «стерильности», нереальности, неэмоциональности в привычном смысле людей, их решений и реакций на происходящее. Насколько добрее, понятнее и человечнее оказываются герои практически всех последующих произведений современной фантастики. Думаю, что этот феномен не раз рассматривался в обзорах творчества Ефремова. Критиковать эту характерную особенность не приходилось не только в силу общепризнанности ефремовского таланта, но и потому, что за этим любой вдумчивый читатель чувствовал какую-то особую, непонятную пока, правду. Особо дотошные исследователи докопались до интереснейшего факта, проливающего определенный свет на этот вопрос: в процессе подготовки написания романа «Туманность Андромеды»  (который, собственно, и является, на мой взгляд, настоящим прорывом космического мировоозрения в человечество в его массе; точкой входа нового мышления в широкую реальность и выходом из исследовательских «лабораторий», каковыми являлись работы и открытия выдающихся космистов в разных областях знания) Ефремов изучал, анализировал и конспектировал один из томов Учения Агни Йоги или Живой Этики (а именно «Знаки Агни Йоги»).

Кто-то просто отмахнулся от этого факта, кто-то воспринял его как источник в лучшем случае этических норм, в худшем случае формулировок для изложения некоторых этических соображений автора. И только единицы (каковые может быть очень немалочисленны, но, к сожалению, разрозненны) увидели в этом процесс сверки собственных авторских находок и взятие недостающих звеньев в источнике, показывающем суть нового вида мышления. Как Ефремов мог найти этот выход и выйти на это Учение в те годы? Это вопрос для отдельного размышления. Но это полностью объясняет ту кажущуюся стерильность героев, тот важнейший для автора метод моделирования незнакомой для современного писателя логики человека будущего. Умница, мудрец-Ефремов не доверился в этом вопросе самому себе! И выиграл!

(Из интервью И.А. Ефремова журналу «Молодая гвардия», 1969 год.

«...Некоторые фантасты, например братья Стругацкие у нас, наделяют своих героев теми же чертами, которые вообще присущи человеку сегодняшнего дня, теми же положительными чертами, страстями, недостатками. И искусственно переносят их в самое отдаленное будущее. Разумеется, делать это легко, для этого даже и не надо быть писателем-фантастом. Но поступать так — значит поступать неправильно.

Ведь, несомненно, человек будущего будет во многом отличаться от человека сегодняшнего дня. А предметом литературы всегда был человек. Следовательно, писатель-фантаст обязан прежде всего сказать что-то новое, что-то свое о человеке грядущего. Если он не может сказать ничего нового, то тут нет и литературы.

Когда я пишу своих героев, я убежден, что эти люди продукт совершенно другого общества. Их горе не наше горе, их радости не наши радости. Следовательно, они могут в чем-то показаться непонятными, странными, даже неестественными. И я создаю образы своих героев, исходя из этого.

В моем воображении герои живут, я их воспринимаю, чувствую, хотя знаю, что иные их поступки вызовут, быть может, некоторое недоумение у читателей. Но без этого нельзя. Люди будущего, повторяю, будут отличаться от нас. Эта проблема, проблема создания героев в научно-фантастических произведениях, может решаться, по-моему, только так.

В данном случае я говорю о принципе, о подходе, о специфике. Если герои в чем-то кажутся искусственными, схематическими, абстрактными, в этом, наверное, сказались недостатки писательского мастерства. Но принцип правилен...»).

Конечно, тогда у писателя не было возможности раскрыть свой источник. Но игнорировать этот факт теперь — значит не разобраться в одном из ключевых моментов творчества Ефремова: создании реального портрета человека будущего, который он взял не из предположений и логических умопостроений, а из описательной модели существующего общества более высокой ступени. (Позднее я более подробно остановлюсь на возможности своеобразного перевода некоторых философских и художественных построений автора на язык широкого безграничного материализма, показанного в Живой Этике. Здесь можно привести в пример перевод понятия Великого Кольца из астрономической в область Духовного Космоса, чтобы стал понятен метод информационной помощи, который Ефремов не только показал, но и которым он сам воспользовался через Агни Йогу. Хотя, возможно, кому-то было бы привычнее услышать о связи автора с НЛО?

«...Создание Великого Кольца, связавшего населенные разумными существами миры, было крупнейшей революцией для Земли и соответственно для каждой обитаемой планеты. Прежде всего — это победа над временем, над краткостью срока жизни, не позволяющей ни нам, ни другим братьям по мысли проникать в отдаленные глубины пространства. Посылка сообщения по Кольцу — это посылка в любое грядущее, потому что мысль человека, оправленная в такую форму, будет продолжать пронизывать пространство, пока не достигнет самых отдаленных его областей...» И. Ефремов «Туманность Андромеды».

Что касается понятия прогрессорства, то будет справедливым вспомнить, что данный термин ввели в обиход Стругацкие. Но сам метод как таковой был показан Ефремовым в его «Часе Быка». Мне он интересен не только сам по себе (что несомненно и понятно), но и как метод, который во мне вызвал ассоциации с легендой о Священной Стране, где живут Духовные Учителя, которые руководят эволюцией человечества, не нарушая Законов Космоса и истории. Это также тема отдельного размышления, и здесь я укажу только, что, в определенном смысле прогрессорством (термин, конечно, представляется мне весьма неточным и требующим разъяснения, поэтому я еще раз настаиваю на понятии высшего вмешательства без нарушения законов; в просторечьи это могло бы быть названо мудрой помощью) можно назвать действия Христа, Сергия Радонежского, графа Сен-Жермена и других героев духовной истории человечества. Поэтому вопрос правомочности вмешательства не имеет смысла, а возможно только расмотрение методов данного вмешательства.

Сравнение методов, показанных Ефремовым и методов, которыми пользуются Духовные Учителя в своем руководстве историей человечества и которые известны нам на примере теософского общества, а также появления в мире Учения Живой Этики, может вызвать исследовательский интерес и дать необыкновенные результаты.

 Итак: почему именно Ефремов? Ко всему, что уже было сказано, можно в качестве вывода добавить то, что Ефремов достаточно объективен в своем творчестве и может рассматриваться как источник сведений, необходимых для прогнозирования будущего и построения стратегии и тактики как для индивидуального человеческого пути, так и для действий государственного, а может быть даже и общепланетарного, масштаба. Но мне могут возразить и сказать, что для этого есть немало духовной литературы с объективностью которой не сравнится ни одно произведение пусть даже самого выдающегося ума. И что именно такую литературу необходимо брать за основу таких важных стратегических размышлений. Возражение правильное. Предложить человеку прозрения Ефремова вместо Священных Писаний или Учений, данных Духовными Учителями человечества будет немудро.

Я предлагаю творчество Ефремова в качестве подтверждения духовных истин, если можно так сказать, с другой стороны. Причем с совершенно неожиданной стороны. Ведь на Земле долго еще не будет полностью реализованной доктрины справедливого и гармоничного общества. А Ефремов смоделировал ее и заставил работать в нашем сознании. А как же все предыдущие, захватывающие дух, утопии, созданные разными писателями, спросите Вы? И в ответ я могу только задать вопрос тем, кто «ранен светлой стрелой» ефремовской реальности: разве хоть одна предыдущая утопия вызывала в Вас такое неподдающееся объяснению и несомненное чувство доверия? Но это вопрос из области вненаучного метода познания мира. Несмотря на то, что Вернадский ввел его в научный оборот, у Вас пока еще есть возможность в нем усомниться. Но у этой возможности лимит заканчивается. Так что ее можно уже не рассматривать, а рассмотреть предложенный ход размышлений, почему именно Ефремов...

 

Качественное начало. Редкое. Спасибо!
Вам знакомы соответствующие темы на "Ноогене"?
Я сейчас с большим интересом знакомлюсь с материалами разных форумов. Готовлюсь к возможному общению. А в данный момент нахожусь в Питере и собираюсь предпринять поломничество по Ефремовским местам. Спасибо Вам. Мне очень важна Ваша оценка!
Вы интересно пишите...
А еще одна утопия вызвавшая такое неподдающееся объяснению и несомненное чувство доверия есть... :)
Интересно! Продолжайте, пожалуйста. И спасибо за поддержку.
Роман "Le temps n'a pas d'odeur" француского писателя Gerard Klein, у меня есть оригинал, если знаете французский... А перевод здесь...
Французским, к сожалению, не владею!) Спасибо. Обязательно познакомлюсь!
Когда я читал произведения Ефремова, меня прежде всего поразили не столько энциклопедические научные познания, сколько мудрость и глубина в этических вопросах, его попытки докопаться до сути. Было ощущение, что Ефремов, описывая сферы человеческой деятельности, взял самое рациональное из имеющегося на тот момент и даже зашел дальше, описав то, что, возможно, только начинало себя проявлять редкими вспышками в пространстве.
Насколько я знаю, Ефремов интересовался Учениями востока, духовными практиками. Мир Ефремова - это Учение в действии. Учения говорят, ЧТО нужно делать, а Ефремов показал, КАК это может выглядеть в реальном коммунистическом обществе. Он дал возможность посмотреть применение Учений в разных аспектах. И поэтому его произведения нужно рассматривать не как что-то независимое, не как противопоставление, а скорее как дополнение, практическое приложение Учений.
Согласна с тобой полностью. Когда я поняла вот эту глубинную взаимосвязь творчества Ефремова и реальности будущего — в моем сознании многое встало на свои места и открылось для понимания. Сейчас эта модель дает мне возможность таких интереснейших открытий, что порой становится страшно, что допусти я малейшее сомнение, бушующий океан которых я наблюдаю сейчас в интеллектуальном диалоговом пространстве интернета, я могла бы никогда не выйти на такой приближенный к объективному уровень изучения и осмысления будущего...